Зеркало

Зеркало

Записки Неворовского

Зеркало

– Напрасно ты обижаешься, Гоша. – Оправдывался Толстяк. – Я, между прочим, не навязывался спасать твоего друга – ты сам его привел. Я поступил единственно возможным способом…

– Ты всегда поступаешь единственно возможным способом! Но попробуй вспомнить хотя бы один случай, который можно было бы привести в пример тому, что мне нельзя доверять.

– Да при чем здесь это? Вопрос доверия или недоверия – это из другой оперы. Просто иного способа, на сто процентов гарантирующего успешную загрузку вирусов, не существует. Единственно надежным драйвером является вера. И все… хватит об этом.

Толстяк сделал вид, что разговор окончен. Но я был по-прежнему зол на него и собирался, во что бы то ни стало, отомстить за то, что меня, как лоха, без спроса использовали в качестве какого-то примитивного драйвера.

Я взял ручку, лист бумаги и стал писать. Где-то минут через десять я сунул этот листок на стол Толстяка.

– Что это, заявление на расчет? – спросил Леон, бросив короткий взгляд на мою писанину.

– Не дождетесь. Это список дел, намеченных мною на завтра. Прошу выдать пятьсот рублей на бензин, потому что с утра пораньше прямо из дома поеду трудиться на благо вашей «Звезды».

Толстяк с подозрением начал изучать мои каракули. После трехминутного замешательства, он неопределенно хрюкнул и полез в сейф.

– Я считаю – триста рублей на бензин вполне достаточно, чтобы целые сутки колесить по городу. – Проворчал он и бросил мне на стол три бумажки.

Не вступая в спор, я взял наличные, оделся и помахал ему ручкой, так как был уже седьмой час – рабочий день закончен, а за сверхурочные часы Толстяком не предусмотрены какие-либо премиальные.

На следующий день я, как ни в чем не бывало, с утра пораньше уже сидел на своем рабочем месте. Леон, зайдя в офис и увидев меня, опять неопределенно хрюкнул и проследовал в свое любимое кресло. Примерно с минуту сверлил меня испепеляющим взглядом, потом прокряхтел:

– А как же список дел?

– Какой список? – равнодушно бросил я, не отрываясь от дел.

– Тот самый, на выполнение которого ты взял у меня триста рублей.

– А-а-а, вы вон о чем. Я истратил их на подарок. У одной моей знакомой девушки вчера был день рождения…

– Выходит – ты обманул меня?

– Ничего подобного, – беззаботно пропел я, продолжая делать свои «срочные» дела, – я просто использовал вашу веру в качестве драйвера, для того, чтобы скачать из сейфа немного наличности.

Толстяк целую минуту, не моргая, сверлил меня ледяным взглядом, но потом уголки его губ начали медленно подниматься вверх. Наконец, откинувшись на спинку кресла, он сказал:

– Ладно – один-один. Квиты?

Я пожал плечами, стараясь изо всех сил скрыть ликование на своем лице – наконец-то я утер ему нос и, самое главное, он снизошел до того, чтобы признать это. Наверное, завтра пойдет дождь.

На следующий день дождь не пошел, все-таки – середина марта, но зато пришел довольно оригинальный клиент. В результате нашего с ним знакомства случилась маленькая любопытная история, в которой Толстяк в очередной раз проявил себя профессионалом в решении проблем любого сорта.

Парень был примерно моего возраста, очень симпатичный (мнение наших девушек-менеджеров) и очень неуверенный в себе. Воровато озираясь, он осмотрел нас всех по очереди и спросил:

– Могу я поговорить с руководителем?

– Для коммивояжеров вход – сто рублей. – Грубовато отрезал Толстяк.

– Я не это… я по рекламе…

– Тогда вам к девушкам. – Леон кивнул в сторону отдела менеджеров.

Но парень продолжал топтаться на том же самом месте. Толстяк нахмурил брови.

– Так в чем все-таки дело? – «вежливо» проскрипел он, начиная нервно теребить пальцы.

– Я хотел спросить… – Парень еще с полминуты собирался с духом, потом, наконец, выдохнул. – А вы не делаете рекламу в кредит?

Толстяк, к моему великому удивлению, вдруг смягчился и, указав рукой на кресло, предложил гостю присесть.

– Вы знаете, до сего момента у нас не было подобной практики, но все случается когда-нибудь в первый раз. – Леон задумчиво поскреб бороду. – Попробуйте меня заинтересовать – может быть, мы и договоримся.

Парень совсем растерялся и начал нервно ерзать в кресле. В один момент мне даже показалось, что он вскочит и убежит. Однако ему удалось взять себя в руки и выдавить:

– А что нужно сделать, чтобы вас заинтересовать?

– Доказать, что бизнес, которым вы собираетесь заняться, обречен на успех.

Парень пожал плечами и не очень уверенно произнес:

– Ну, я собираюсь открыть салон связи…

– Понятно. – Неопределенно отозвался Толстяк. – Связь – дело хорошее. Этот рынок сейчас бурно развивается и шанс занять свою нишу в этой сфере, пока еще действительно есть. – Немного подумав, он, вдруг, спросил. – А вы пытались взять кредит?

– Я нигде не работаю, и кто мне даст кредит без поручителей!

– Понятно. А занять у кого-нибудь?

– Пытался – не дают.

– Чем обосновывают отказ?

– Не доверяют.

Толстяк минутку поразмышлял, глядя в потолок, затем продолжил опрос:

– А этот человек, что вам не доверяет, он вам кто – знакомый, друг, родственник?

– Это моя девушка.

Довольно редко удается наблюдать удивление на лице Леона и это был как раз такой случай. Увидев в глазах Толстяка немой вопрос, парень уточнил:

– У нее папа очень богатый и очень ее любит. Если бы она попросила у него денег, то он бы не смог ей отказать.

– Понятно. – Удивление на лице Толстяка сменилось заинтересованностью. – Знаете что, я не могу дать вам рекламу в кредит, но я могу помочь вам растопить холод недоверия вашей девушки.

– Это невозможно! У вас нет ни единого шанса. Я уже испробовал все способы, но все бесполезно, несмотря на то, что она меня любит и даже хочет выйти за меня замуж… она вас даже не станет слушать.

– А я и не говорил, что собираюсь с ней встречаться. – Не сдавался Толстяк, снова приседая на своего любимого конька. – Давайте заключим пари: я раскрываю вам секрет, как сломать барьеры ее недоверия, а вы, сразу же после того, как она даст вам деньги, приходите к нам и заключаете с нашей фирмой договор на рекламное обслуживание.

Парень молча пожал плечами. Он явно сомневался в способностях Толстяка. На самом деле, Вы, уважаемый читатель, верите в эти способности только потому, что, в данный момент, ЧИТАЕТЕ о них, а стоило бы Вам УВИДЕТЬ Толстяка – сразу бы тоже засомневались. Потому что внешность Леона очень обманчива – совершенно обратно пропорциональна суперменской. Посмотреть со стороны – самый обычный и невзрачный человечек – смешное брюшко, двойной и вечно небритый подбородок, абсолютно лысая голова, вечно усталый и отсутствующий взгляд. Добавьте к этому жутко ленивый, ужасно упрямый, несносно прямолинейный (в отношении со мной) и дьявольски скрытный характер.

Но есть у него одно достоинство, полностью перекрывающее все его недостатки – это его блестящая, во всех отношениях, голова. Сказать, что Толстяк – гений, значит, в принципе, сказать неправду. Никакой он не гений, у него просто какой-то фантастически супернестандартный нечеловеческий склад ума. Леон часто сравнивает жизнь с шахматной игрой, но его логика, мне кажется, не имеет ничего общего, например, с формой мышления «земного» шахматного гения Каспарова. Толстяк, скорее, выдумщик и фантазер, артист оригинального жанра и фокусник-иллюзионист, чем рассудительный игрок в шахматы, что часами может сидеть, уставившись в деревянную доску. Нет, он не игрок в шахматы, он режиссер-постановщик. Сначала он моделирует ситуацию, а потом заставляет всех плясать под свою дудку. С ним невозможно бороться, потому что он изворотливый и скользкий, как змея. Его невозможно победить, потому что он непредсказуем. Он умеет заставлять делать то, что ему выгодно… даже собственных врагов. До последнего момента враги радостно наблюдают, как Леон с бледным видом пятится, отступая под напором их давления, но в последний момент – РАЗ!!! – какой-нибудь очередной фокус-покус и Толстяк – в стороне, а враги – в яме…

– Давайте же, – не унимался Леон, склоняя парнишку на заключение пари, – вы ведь ничего не теряете!

– Хорошо. – Согласился парень после недолгих колебаний. – Но то, что вы собираетесь предложить, возможно, окажется неприемлемым, ввиду того, что вы не знаете мою подружку так, как ее знаю я.

– Это надо срочно исправить и выяснить некоторые детали. – Взгляд Леона сразу же стал холодным и сосредоточенным. – Опишите как можно подробнее ваш разговор, когда она высказывала вам свое недоверие.

– Началось все с того… – парень немного помолчал, собираясь с мыслями, потом начал с другого конца. – Я, собственно говоря, никогда раньше и не задумывался о том, чтобы начать свое дело. Денег у меня никогда своих не было, а без денег, сами понимаете…

– Понимаю. Раньше, когда мы начинали, было полегче, сегодня же действительно из нуля можно выдавить только нуль. Итак…

– Однажды, она, вдруг, заявляет: «А что если нам занять денег у папика и дать их кому-нибудь под проценты?». Ну, и все, мол, тогда можно будет жить, не работая. И спрашивает у меня, не знаю ли я кого-нибудь, кому можно доверить деньги под проценты. Ну, я, недолго думая, сказал, что знаю… и предложил свою кандидатуру. Она просто посмеялась надо мной, а я сделал вид, что обиделся. Тогда она, не желая открыто признаваться в том, что не доверяет мне, сказала: «хотелось бы сначала услышать – в какое дело будут вложены мои деньги». И вот тогда-то и началась бесконечная свистопляска наших споров – я предлагаю ей различные варианты вложения денег, а она с фанатичным упорством зарубает все мои идеи на корню: «С чего ты взял, что это кому-то надо… а с чего ты взял, что на это кто-то обратит внимание… а с чего ты взял, что люди это будут покупать… ну, да, ты один такой умный, а все остальные дураки…» и так далее и тому подобное. Кончилось все тем, что я завелся и решил, во что бы то ни стало, доказать ей свою правоту на деле и попытаться начать свой собственный бизнес без одобрения и согласия с ее стороны и без денег ее папочки.

– Ну, это хорошо – упрямство перерастает в упорство и значительно стимулирует развитие бизнеса, но, допустим, с рекламой в кредит вы бы договорились, а как же насчет торгового оборудования, арендной платы и закупки самого товара? У вас есть кто-нибудь, кто может дать вам все это в кредит?

– Я решил – сначала дать рекламу примерно такого типа: «Салон связи «такой-то» – скоро открытие!» А дальше, использовать эту рекламу, как визитную карточку, в качестве катализатора кредита доверия.

– Очень отчаянный ход… и очень рискованный. Ведь это «реклама, несоответствующая действительности» – есть даже такой пунктик в законе. Лучше, все-таки, попытаться уговорить вашу подружку занять денег у папочки.

– Но, это невозможно!

– Еще как возможно. – Ухмылялся Леон, отвлеченно разглядывая рыбок в аквариуме. – Есть такой механизм – называется «Зеркало». Это очень жесткое сильнодействующее лекарство и применять его часто не рекомендуется, дабы не травмировать психику близких людей. Но, если человек безнадежно зациклился в своем упрямстве, вроде вашей подружки, то этот механизм, иногда очень даже кстати. Вы, кажется, заикнулись о том, что ваша девушка хочет выйти за вас замуж?

– Да.

– А как вы думаете, она хочет иметь от вас детей?

– Я не думаю, я знаю, что она хочет иметь детей от меня.

– Замечательно. Тогда слушайте внимательно и запоминайте. – Толстяк сделал паузу и, хрустнув по очереди всеми своими позвонками и костяшками, продолжил. – Сегодня вечером, когда придете домой, скажите ей следующее: «Дорогая, ты знаешь, я решил завести себе ребенка, но я не могу определиться – какую выбрать женщину для такого ответственного дела. Может быть, ты поможешь мне разобраться в этом вопросе. У тебя есть кто-нибудь на примете, кому бы я мог доверить вынашивать моего ребенка?». Будь готов к тому, что реакция может быть очень бурной. Хотя, скорее всего, поначалу она просто онемеет и потеряет дар речи. Потом, потихонечку начнет приходить в себя и скажет что-нибудь типа этого: «А чем я тебя не устраиваю, как женщина?» А ты ей так спокойно отвечаешь следующее, самое главное, при этом, быть абсолютно серьезным: «Понимаешь, это очень ответственное дело. Я могу доверить тебе это дело только в том случае, если ты мне докажешь, что способна родить физически и умственно нормального здорового ребенка. Тебе придется сдать анализы на все вирусы и все болезни, какие только есть, и сделать подробную и тщательную диагностику всех своих органов и предоставить мне флюорографию и ультразвуковые снимки всех своих жизненно важных органов. Тебе придется предоставить мне справки от врачей всех медицинских направлений, какие только есть, и собрать мне для ознакомления все свои медицинские карточки со всех поликлиник и больниц, где ты когда-либо наблюдалась или проходила лечение. Извини, но я должен быть абсолютно уверен в том, что мой ребенок развивается в нормальной физиологической среде. Пойми меня правильно, дело вовсе не в том, что я тебе не доверяю, просто я хочу быть абсолютно уверенным в том, что вложил свою драгоценную сперму в надежное тело…» Но после этого берегитесь – должна начаться реакция. Возможно, ваша подружка даст вам пощечину, возможно, даже вцепится ногтями в лицо и плюнет вам в глаза, а возможно, ее затошнит и начнет рвать. Это уж действительно трудно предсказать, не зная характера вашей девушки. Но, какой бы ни была ее реакция, чем сильнее и драматичнее будет этот выплеск, тем лучше. Как я уже говорил, это очень жесткий и сильнодействующий механизм, но, в данном случае, мне кажется, вы имеете моральное право его применить. Потому что вы отражаете в «зеркале» свои собственные ощущения, но только обращенные в форму, доступную для ее понимания. А, после того, как вы сходите в ванную, смоете с лица кровь и вернетесь к своей подружке, как ни в чем ни бывало, спокойно так ей скажите: «Теперь, милая, ты знаешь, что я чувствовал, когда ты унижала меня своим недоверием. А ведь я даже голоса на тебя ни разу не повысил…»

Парень, все это время внимательно слушал Леона, даже ни разу не шелохнувшись, но тут вдруг вскочил с кресла и выбежал из офиса. Толстяк проводил его взглядом и сказал, ухмыляясь:

– Надо будет заняться его воспитанием. С такими резкими перепадами настроения он может профукать все денежки своей подружки…

– Ты же говоришь, Леон, что воспитание – неблагодарное дело. – Поддел его я.

– Когда я это говорил, я имел в виду тебя. Мне кажется, не все люди, все-таки, столь безнадежны.

Это был наш обычный обмен «любезностями». Мы занимаемся этим каждый день, и по несколько раз, не со зла, конечно, а просто так – ради гимнастики языка.

– Если честно, Леон, лично мне бы не хотелось когда-нибудь столкнуться с таким вот «зеркалом».

– Ага!? – Толстяк брызнул в меня веселыми искрами своих хитрых глаз. – А ведь ты сам недавно «отзеркалил» меня так, что у меня аж дар речи пропал. Забыл про триста рублей?

А ведь точно, вчера, совершено случайно, я использовал именно этот механизм, пытаясь проучить Толстяка. И это был наиредчайший случай, когда мне действительно удалось утереть нос этому доморощенному «производителю сильнодействующих лекарств».

Потрясающе, но уже через два дня парнишка вновь пришел к нам в гости – уже для заключения договора на рекламное обслуживание и попросил выписать счет за рекламу на ближайший месяц. Когда же, уже со счетом и договором, он, уходя, переступал через порог нашего офиса, Толстяк крикнул ему вслед:

– Теперь вы, как порядочный джентльмен, просто обязаны на ней жениться… и вложить в нее свой «драгоценный» генофонд!

Правила ближнего боя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *