Симфония-333, Гаснет свеча на ветру

Гаснет свеча на ветру

Cимфония-333

Гаснет свеча на ветру

Ему снилась галактика, гигантская спиралевидная галактика. Ощущение было такое, будто бы Дан переместился из земного времени во время макробесконечности. Галактика крутилась вокруг своего ядра. Она вращалась и достаточно быстро перемещалась по какой-то невидимой поверхности. Эта поверхность была чем-то вроде прозрачного стекла, уходящего своими краями в безбрежные горизонты. Она хоть и была прозрачной, но не была твердой как стекло. Со стороны казалось, будто галактика слегка покачивается на волнах невидимой поверхности гигантского океана. Сон был настолько реальным, что Дан испытывал нечто подобное тому, когда в далеком детстве родители впервые водили его в настоящий цирк с настоящими слонами, тиграми и обезьянами. Вот и сейчас, Дан завороженно смотрел, как космическая гидра, вращаясь вокруг своей оси, медленно втягивает свои щупальца в огромное ядро. На этих щупальцах постоянно появляются отростки, а на кончиках этих «пальцев» вспыхивают звездочки. В конечном итоге все щупальца всосались в ядро, которое стало уплотняться. Вместе с уплотнением оно становилось все ярче и ярче. И вот галактика превратилась в малюсенькую, просто микроскопическую точку и исчезла. В тот же миг из этой точки начала растекаться невидимая волна, как будто кто-то стремительно надувал прозрачный резиновый воздушный шар. Дан знал, что эту волну никто не видит, но не знал, почему она видна только ему, он просто принял это видение, как должное, и зачарованно наблюдал за происходящим. Когда волна дошла до него, Дан испытал такое ощущение, как будто совершил кувырок через голову и… проснулся.

Некоторое время он лежал, слегка потрясенный. Потом произошло уже знакомое – ж-ж-ж-ж-ж-ж-ж, и в голове ни с того ни с сего появился образ институтского препода. Вот он стоит перед огромным, просто невероятных размеров, монитором и вкрадчивым голосом говорит: «Существуют удивительные одноклеточные организмы под названием «грибки-слезневики». В жизни этих клеток очень наглядно прослеживается стиль и законы выживания всех организмов во всех уголках микро- и макроприроды. Когда окружающая среда достаточно богата пищей, клетки грибка живут и питаются независимо друг от друга, практически не обращая на «соседей» никакого внимания, примерно как коровы на пастбище. Но при истощении запасов пищи происходит удивительная вещь: клетки начинают объединяться вокруг одного «Лидера», который формирует вокруг себя единый многоклеточный организм! (на экране монитора появилась фотография колонии грибков, по форме очень сильно напоминающей только что «взорвавшуюся» во сне галактику). Этот организм создается с единственной целью – совместный поиск новой, богатой пищей, среды обитания. Это новое НЕЧТО способно перемещаться во много раз быстрее каждой отдельной клетки, входящей в состав организма! Но этот организм живет и перемещается в пространстве лишь до тех пор, пока не найдет «землю обетованную», богатую пищей. После чего организм опять рассыпается на отдельные клеточки, которые далее продолжают существовать самостоятельно. Если же организму так и не удается найти новую питательную среду, то он начинает выделывать поистине гениальную вещь: на теле организма вырастает тонкий стебелек – плодовое дерево. На кончике этого стебелька вырастает шарик, а в шарике образуются споры…

Споры у бактерий служат не для размножения, а лишь для переживания неблагоприятных условий. Споры устойчивы к облучению, переносят глубокий вакуум, высокую температуру, радиационные, химические и ферментативные воздействия. Споры остаются в глубоком покое до тех пор, пока внешние воздействия, благоприятные для жизни, не вызовут их прорастание.

…В конечном итоге шарик на конце стебелька лопается и споры, покидая обреченный на гибель организм, выстреливаются на расстояние до 12 метров!!! Если размеры шарика мысленно увеличить до размеров футбольного мяча, то это будет буквально ядерный взрыв…».

У Дана мороз пошел по коже, и на месте образа препода в голове опять образовался гигантский гриб. «Черт возьми, а ведь он знал! Этот его вкрадчивый голос! Тогда я не обратил на это внимания, но сейчас, воссоздав в памяти все до мельчайших деталей, я могу уверенно сказать, что он все знал, но боялся почему-то сказать это прямо и вслух. Скорее всего, он предполагал, что это ТАК, но у него не было веских доказательств, и он предпочитал ограничиваться намеками.

Но ведь это действительно так и есть – в невидимом море эфира в начале образуется микроворонка, которая насасывает на себя питательную среду. Питательная среда образует вокруг центра воронки нечто вроде маленького питательного островка, который со всех сторон облепляют, как их называл ДанДан, «спутники» – колонии микроскопических эфирных бактерий. Ядро атома это и есть питательный островок, облепленный спутниками. Но когда человек искусственно простреливает ядра атомов насквозь, нейтрализуя воронки, и питательная среда разлетается в разные стороны, то это еще не ядерный взрыв. Ядерный взрыв – это взрыв миллиардов миллиардов миллиардов… «спутников», выбрасывающих из себя споры в бесконечность эфира…

Почему этот гриб произвел на меня такое впечатление на гулянке? Почему секрет суперэнергии ядерного взрыва раскрылся мне именно сегодня? Как это связано с демонами? Если это возникает у меня в голове именно сейчас, значит, «кристалл» продолжает высасывать из бесконечности закодированные ключики к отгадке…»

– Да-а-ан, я вижу, что ты не спишь.

Он открыл глаза. Олеся лежала рядышком. Глаза ее выглядели уставшими и припухшими.

– Дан, я с тобой стану алкоголичкой. Представляешь, мне опять хочется похмелиться.

– Просто ты боишься протрезветь. Тебе кажется, что как только ты протрезвеешь, то сразу очнешься и эта сказка закончится.

– А ты не боишься?

– Не знаю. Но я тоже не против похмелиться. Хочешь шампанского, принцесса?

– Да! Я хочу шампанского, – она откинулась на спину и, подняв руки вверх, стала ими делать в воздухе плавные круги, – я хочу купаться в шампанском и в любви…

Дан вскочил и выбежал из комнаты. Вернувшись через пару минут, он поставил на пол шампанское и какую-то палочку в металлическом стаканчике.

– А ты когда-нибудь видела, как горит настоящая восковая свеча?

– Да. Однажды в лагере мы с девчонками жгли настоящую восковую свечу и вызывали духов.

– Ну и как, удачно?

– Не-е, нам никак не удавалось сосредоточиться, как следует. Мы все время смеялись, как дурочки. В конечном итоге нас застукали за этим занятием и свечу отобрали.

– А ты веришь в духов?

– Я верю, что после смерти человек продолжает жить, но какой-то уже другой жизнью, совершенно отличной от нашей сегодняшней. Но я не верю, что между этими двумя жизнями может существовать какая-нибудь связь. Я участвовала с девчонками в этих экспериментах чисто ради веселья. А ты как думаешь? – она немного помолчала. – У меня такое ощущение, как будто ты знаешь или можешь узнать ответы на все-все вопросы. Скажи мне, Дан, есть жизнь после смерти?

– Чтобы ответить на этот вопрос мне не нужно времени. Да, есть!

– Как ты это узнал? Как ты вообще можешь это знать, если не был ни разу мертвым?

– А вот на этот вопрос ответить очень трудно. Точнее трудно ответить понятным языком.

– Ты чё, меня за дурочку держишь?

– Да нет, при чем здесь это. Ну, как тебе сказать. Человеческое тело умирает, а сознание продолжает жить. Это действительно уже совершенно другая жизнь.

– А как сознание может существовать без тела?

– Да очень просто! Сознание это вообще ноль, маленький пузырек пустоты в океане эфира, математическая точка. Эта точка использует тело… Нет, правильнее сказать, это высший разум с помощью этой точки использует наше тело для реализации своих планов.

– Что-то как-то сложновато. Наверно, я действительно дура набитая.

– Да нет, дело не в этом, дура, не дура. Того, что я тебе говорю, вообще никто на свете знать не может.

– А ты откуда знаешь?

– Ну… ты слышала о таких случаях, когда человек падает, теряет сознание, а потом, очнувшись, начинает говорить на разных языках, которые ни разу в жизни даже не пытался изучать?

– Да. Что-то слышала.

– Ну, вот я что-то типа того. Только вместо иностранных языков у меня после падения появился дар находить ответы на все вопросы.

– Классно! – Олеся некоторое время смотрела на Дана широко раскрытыми глазами, а потом вдруг, прищурив глаза и затаив дыхание, спросила. – А где у человека находится душа, в каком месте?

Ответ слегка ошеломил ее, потому что Дан, немного подумав, указал пальцем себе в солнечное сплетение.

– Странно… зачем тогда человеку голова?

– На самом деле голова у человека не в голове.

– А где?

– Почти в заднице…

– Ты издеваешься надо мной, да?

– Ну, извини меня, я не ведущий научно-популярной передачи. Мне это все открылось лишь недавно. А до этого я был обычным парнем. Мне трудно подбирать слова и образы, доступные для понимания. Понимаешь, у каждого человека в голове существует его копия – двойник. Это как бы своеобразная проекция в перевернутом виде. Этот маленький человечек находится в центре мозга, ноги его упираются в большие полушария, а шеей этого человечка является спинной мозг. Точнее, и шея, и голова у него это одно и тоже. Спинной мозг – это принимающая антенна, предназначение которой… короче, в районе солнечного сплетения находится энергетический узел, который и является сознанием… Закрой, в общем, рот, а то сознание простудишь.

– Черт. Я сознанием ничего не понимаю. Но я все понимаю душой. Слушай, а когда человек умирает, эта Точка, она остается внутри него или улетает на небо?

Дан немного подумал и сказал:

– Она улетает, но не на небо. Я вот только что вспомнил про загадочные случаи, связанные со смертью людей от удара молнии. У них на теле сразу после смерти появлялись фотографии окружающих предметов. Это были фотографии или ближайших металлических предметов, или деревьев, или других людей. Получается так, что душа, вылетая из тела, задает вектор движения электрической энергии, которая и выжигает на теле контуры. Однако понятно, почему она устремляется к деревьям и людям…, но почему к металлическим предметам? – Дан опять ушел в себя на некоторое время.

– Да ну их, на фиг, Дан, этих духов и металлические предметы. Хватит заморачиваться, давай спускайся на землю и открывай шампанское.

– С удовольствием, ты сама начала. Просто, когда мне задают вопрос, у меня в голове сразу ж-ж-ж-ж-ж-ж, что-то такое… как будто… даже не знаю, с чем сравнить, ну, в общем, давай, за нас с тобой. – Дан разлил шампанское и поднял бокал.

– А свеча?

– Ах да, главная виновница заморочек.

Дан зажег свечу, выключил свет и включил шторки. За «окном» образовалась черная дыра бесконечности, вся истыканная точками звезд.

– Что это? – зачарованно спросила Олеся.

– Это специальная программа-заставка. Программисты занесли в компьютер данные про всю нашу Вселенную, и вот мы теперь с тобой перемещаемся со скоростью света от Земли к созвездию Водолея.

– Странно, но я не вижу никакого движения.

– Да. Это точно так же, как на механических часах не видно движения часовой стрелки, хотя она и движется.

– Такое ощущение, как будто мы с тобой висим в космосе, а свечка – наша маленькая звезда.

– Маленький островок нашей собственной реальности. – Подхватил Дан.

– Дан, ты удивительный человек. Я так рада, что тебя встретила.

– Я тоже рад, что мы встретились. Давай выпьем за нашу встречу.

– Давай.

* * * * *

Играла легкая, очень приятная, ненавязчивая «космическая» музыка. Они сидели на полу и болтали о разных пустяках. От шампанского кружилась голова, Олеся смеялась и кокетничала, все ближе и ближе при этом подсаживаясь к Дану.

– Дан, твоя свеча такая горячая, мне буквально уже стало жарко. Можно я сниму блузку?

Он, конечно, разрешил. Олеся сняла блузку. Они выпили еще шампанского, снова поговорили о пустяках. Потом Дан предложил:

– Давай разденемся догола и будем лежать, абсолютно свободные в бесконечном космосе. А наша звезда будет согревать наши тела.

Олеся колебалась примерно секунд десять, но потом все-таки решилась.

– Давай!

И вот они раздеваются. Это было невероятно эротично! Их души и тела трепетали от невероятной неведомой энергии, высвобождаемой откуда-то изнутри вместе с каждым упавшим с тела элементом одежды…

Они лежали, обнаженные, пили шампанское, разговаривали и смотрели друг на друга во все глаза. Каждый из них знал, ЧЕМ это все должно закончиться. Но каждый их них желал продлить миг продвижения к ЭТОМУ как можно дольше.

– Во! – Воскликнула Олеся, глядя на монитор. – Вот теперь я вижу, что мы немного продвинулись к Водолею. Дан, а что значит: третье тысячелетие – это эпоха Водолея? Что на это скажет твое «ж-ж-ж-ж»?

– С одной стороны, это ничего не значит. То же самое, что меня зовут Дан, а тебя Олеся. Эпоха Водолея – просто название определенного периода времени. Но, с другой стороны, именно это стало причиной моего «ж-ж-ж-ж»

– О-ой, опять напустил туману-у, – протяжно пропела Олеся. – Ну-ка, давай, колись, что все это значит?

– На самом деле я никуда и никогда не падал и головой не ударялся, – немного помолчав, как бы собираясь духом, он продолжил, – если снова вспомнить механические часы, то секундная стрелка на них, в отличие от часовой, перемещается не плавно, а скачками. Видела?

– Да, ну и что?

– Дело в том, что в человеческом организме, в клетках, в его ДНК, тоже есть часы, и «стрелка» в них тоже перемещается не плавно, а скачками. Тик-так, один раз в эпоху, и человек становится другим. Понимаешь, совершенно другим, буквально перерождается. Его сознание, его математическая точка, перемещается на другую ступеньку развития, в новую киберпрограмму. Вследствие этого перемещения люди на стыке тысячелетий начали терять иммунитет. А один профессор заморочился нашествием инопланетян и решил спасти человечество от него, придумав для этого какой-то странный и непонятный план. Но, что ему действительно удалось, так это запустить в моей голове этот потрясающий «кристалл», правда, он об этом еще не знает…

– Чё-ё-то я ваще-е заморочила-ась с тобо-ой, – опять протяжно пропела Олеся, но потом очень быстро проговорила. – Ты, короче, всем в этой жизни, я смотрю, уже успел мозги заморочить.

– Да, и себе в первую очередь. Давай выпьем.

– Дава-а-ай.

Олеся выпила и вдруг легла на спину, широко раскинув руки. Ее маленькие сосочки вызывающе вздыбились по направлению к стыкам стен и потолка.

– Да-а-ан, иди ко мне. В этом черном космосе так жутко, так страшно…

Дан лёг рядом со Олесей.

– Дан, мне кажется у нашей с тобой маленькой реальности стрелка на часах перескочила на новое время. Да-да, я чувствую, что теряю иммунитет…

Дан начал ласкать ее грудь. Она расслабилась и слегка раздвинула ноги, как бы давая понять ему, что он может ласкать ее там, где хочет. Олеся уже совершенно не стеснялась, наоборот, ей было приятно чувствовать себя возбуждённой и ощущать, как его пальцы проникают туда, куда еще никто не проникал… Она чувствовала ЕГО, плотно прижатого к ее бедру, ощущала его пульсацию и немного боялась того момента, когда он войдет… Но, когда это произошло, не было никаких неприятных ощущений. Он вошел, и у Олеси возникло совершенно новое и волнующее ощущение «наполненности». Всё длилось недолго, несколько минут. Она не испытала никакого оргазма, о котором так много слышала и о котором так много читала. Но, тем не менее, все, что с ней происходило, доставляло ей огромное удовольствие. Он вышел из нее. После этого долго и ласково целовал, говорил очень нежные слова. Они сходили в ванную, вымыли друг друга, а потом вернулись к своей догорающей «звездочке».

– Дан, надо спасать нашу звездочку. Она скоро погаснет.

– Давай не дадим ей погаснуть. Давай просто ее задуем сами, и тогда получится, что она не умерла, а мы ее просто выключили на время.

– Давай.

Они легли с двух сторон от свечи и, глядя в глаза друг другу, втянули в легкие воздух…

– Постой, постой! – остановила на время Олеся «гибель» звезды. – Пусть каждый загадает желание.

– Давай.

– Только вслух нельзя говорить о том, что загадал.

– Ладно.

Они опять втянули в легкие воздух и…

Тут не выдержал Дан и выпустив струю воздуха в сторону, начал сотрясаться от хохота.

– Ты чё-ё!? – воскликнула ничего не понимающая Олеся. – Давай колись!

– У тебя… такое… лицо! – еле выдавил из себя Дан и снова закатился в судорогах.

– Какое такое? – возмущенно, но совершенно без зла, воскликнула Олеся. Дан наконец взял себя в руки и опять улегся лицом к догорающей свече.

– Ладно. Все. Больше не буду. Три, четыре…

Они разом выдохнули, глядя при этом друг другу в глаза, и стало совершенно темно. Только звезды серебрились в «далекой» бесконечности, совершенно не освещая при этом комнату. Дану в мгновение ока стало жутко и одиноко, он протянул руку, чтобы дотронуться до Олеси, но не обнаружил ее на месте.

– Ты где? – удивленно прошептал он.

В ответ послышалось что-то непонятное. Какой-то клокочущий, булькающий и нечеловеческий хрип. Не на шутку испугавшись, Дан начал шарить по полу руками в поисках зажигалки, но не нашел ее. Этот ужасный нечеловеческий хрип повторился, но на этот раз это было гораздо ближе и гораздо страшнее. Жуткая, обездвиживающая догадка того, что происходит, привела Дана в полное оцепенение. В следующее мгновение кто-то схватил его за руку, и Дан взлетел в воздух. Описав в полной темноте дугу, он упал на диван. «Р-р-р-р-р-р-р,» – страшный, низкочастотный клокочущий звук настиг его в мгновение ока и кто-то схватил за левую ногу. Дан вцепился в диван, но диван полетел вслед на ним в другой конец комнаты и… в глазах у Дана исчезли даже звезды.

Замкнутый круг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *