Черный пакет

iceberg

Записки Неворовского

Черный пакет

– Мне кажется, все это случайность. – Сказал я Толстяку после разговора с Женей.

– Что случайность? – вынырнув из виртуальной реальности, «Хакер Матрицы» тер кулаками глаза.

– То, что случилось в Новосибирске. Не верю я, что можно до такой степени программировать поведение людей.

– А-а, ты вон о чем. – Равнодушно зевнул Толстяк. – То есть, я так понимаю, тебе стало немного скучно. И ты решил развлечь себя, слушая мои разглагольствования, направленные на то, чтобы развеять твои сомнения.

– Да нет, на самом деле, у меня дел по горло. Просто сейчас звонила Женя и передала тебе привет. Говорит, Нахрапов с Каем от нее отстали.

– Ну и что же тебя тогда гложет? Вспомни, с чего все начиналось! Если бы не наше вмешательство, «спасатели» с «авторитетами» просто перерезали бы друг друга. Женю, конечно, Кай бы не тронул, а вот всех ее друзей перерубил бы в капусту – это точно. Может быть, звезды с планетами повернулись как-то не так и все улеглось само собой? Это ты имеешь в виду, называя случайностью?

– Я имею в виду твой вирус-троян, который ты якобы загрузил в Кая. Совсем не обязательно, что конфликт уладился только благодаря ему.

– Я ведь сказал, что конфликт улажен мирным путем благодаря нашему вмешательству. Про вирус даже не заикался. Сработал он или нет, какое теперь имеет значение… хотя, да. Лично для тебя, это имеет большое значение. Доказав самому себе, что это – невозможно, ты освободишь свою душу от тяжких раздумий. Ты избавишься от неприятных подозрений, что твое поведение Леон тоже программирует каждый день по утрам.

– Блин! Режешь без ножа!

– Не переживай. Я хакер, но не диктатор. А, самое главное, я – все-таки человек, а не робот. Поэтому мне интереснее жить и работать рядом с нормальными людьми, а не с запрограммированными роботами. Окружающим меня людям общение со мной абсолютно ничем плохим не грозит. Но только до тех пор, пока этим людям не вздумается причинить вред мне или моим близким.

– Ладно, но термин «перепрограммирование реальности», мне кажется, в данном случае не очень подходит. То, что вы с Женей сделали, правильнее назвать словом «обман». Вы просто ловко обманули Кая и все.

– Вся наша жизнь – обман. «Привет, – спрашиваешь ты у меня, – как настроение?». «Хорошее!» – отвечаю я тебе и ты мне веришь. А что тебе остается делать, как не верить? Другой информации у тебя нет. Заглянуть в мою черепную коробку ты не можешь, поэтому мое «хорошее настроение» – для тебя реальность, основанная на вере моим словам. Как сказал один мой друг детства: «Не спрашивай у людей правду, они ее не знают!». Исторически Человека приучили верить словам. Ему говорят, что Земля крутится вокруг Солнца – и он в это верит, хотя видит каждый день совсем обратное. Ему когда-то кто-то сказал, что вот, мол, этот человек – твой Папа. И хотя не сам он до этого додумался и не в силах это перепроверить, но для него это абсолютная реальность – без всякого анализа ДНК. Ему кто-то сказал, что за президента проголосовало шестьдесят процентов голосов – он этому верит. Ему кто-то сказал, что в центре Земли находится мантия – для него это реальность. Ему кто-то сказал, что он болен СПИДом – и человек пошел домой тихо умирать. С самого дня рождения и до самой смерти человек живет в абсолютном неведении. Он не знает, что такое реальность. Он не знает, где и когда она начинается и где заканчивается? Он не знает, где начинается и где заканчивается Бог, есть ли у него определенное место нахождения и, вообще, существует ли он? Реальность – это то, во что мы верим. Я не устану это повторять. Мы верим, потому что нам ничего не остается другого, как верить. Не верить – еще хуже. Человек, не верящий «очевидному», похож на того грузина из анекдота, что ехал все время на красный свет, а на зеленый вдруг остановился. А когда у него спросили, мол, почему на зеленый-то остановился? Грузин ответил: «А вдруг с другой стороны такой же джигит едет!». Хотим мы или не хотим, но мы вынуждены играть по правилам большинства. И здесь замкнутый круг – большинство людей верит в то, что является реальностью для большинства….

– Подожди, – говорю я, – мне надо пойти заварить себе кофе. Пока я еще верю в то, что это Я пью кофе, а не кофе пьет меня.

– Мало того, что люди живут, насквозь пропитанные иллюзиями,  – продолжал между тем Толстяк, – они убьют тебя, если ты попытаешься отнять у них их веру. Им не нужна твоя Правда. Люди живут в иллюзиях и ради иллюзий. Что будет, если человек узнает, что его любимый Папа – не его Папа, а настоящий Папа живет далеко и любит другого сына? А если человек, вдруг, узнает, что его любимая жена ему изменяет, а его наследник, надежда и гордость, вовсе не его сын? А если человек узнает о том, что его обманули и президент, оказывается, вообще не набрал нужное количество голосов, тогда ему придется согласиться  с тем, что он – пешка и от него в этой жизни вообще ничего не зависит. Но поверить в такую реальность амбиции человеческого самосознания никак не могут. Хотя поискам правды посвящены миллионы философских трудов,  но, на самом деле, люди обманывают себя даже в том, что хотят знать правду. И что есть реальность – в этом мире знает только Бог, а люди навсегда обречены – жить в иллюзиях. Поэтому, когда я говорю, что нужно перепрограммировать реальность, на самом деле, я имею в виду, что нужно просто одну иллюзию заменить другой.

Я в это время уже заварил себе кофе и, сделав первый глоток и ощутив всем организмом красоту иллюзий жизни, изрек.

– В первом фильме трилогии про «Матрицу» был такой сюжет – один мужик, находясь в реальности, с горечью вспоминал о том, как хорошо ему жилось в иллюзиях и он даже готов был убить своих друзей, ради возвращения обратно в «Матрицу».

– Да. Сказка – ложь, но в ней намек.

– Но, если наша жизнь – все-таки Матрица, созданная Высшим разумом, тем более вызывает сомнение, что обычный рядовой человек может как-то повлиять на ход программы.

– А если этот человек случайно взломал программу и раскусил механизм управления миром?

– Ой-ой, тоже мне, Избранный! И что же этот человек тогда сидит у этого мира в самой заднице и думает даже по ночам о том, где бы наскрести денежек на выход следующей газеты?!

Толстяк от души смеялся целую минуту. Но, когда я уже был полон гордости собой, что утер ему наконец-то нос, он вдруг посерьезнел и сказал:

– А ты сам-то кто, Бог или человек?

– Я – человек.

– Тогда на каком основании ты берешь на себя право определять – где у мира голова, а где задница? Я понимаю, что тебе с детства вбили в голову, что человек думает мозгами. Но никто, на самом деле,  не знает – где у человека находится сознание. Может быть и в заднице, точнее в копчике, на самом кончике спинного мозга.

– Ты это серьезно?

– Нет, шучу, но если понадобится, могу доказать, что биофизически это возможно. При той скорости, с какой сегодня по всему миру распространяется информация, абсолютно не имеет значения точка географического нахождения общечеловеческого сознания. Имея компьютер и выход в Интернет, можно управлять миром из любой точки планеты, даже сидя на печи в деревне Сосновка.

– Только непонятно, какой смысл управлять миром, сидя по колено в дерьме? Это надо быть безграничным альтруистом, чтобы имея такие возможности, сидеть на печи в деревне Сосновка и сосать лапу, вместо того, чтобы сосать в трубочку коньяк «Наполеон Экстра Олд».

– Мы немного отошли от темы. Во-первых, я не Бог. Во-вторых, мне непонятно о каких возможностях ты говоришь и почему в деревне нельзя пить «Наполеон Экстра Олд». В-третьих, я сказал, что раскусил механизм управления миром, но я не говорил, что занимаюсь его управлением. В-четвертых, если вернуться назад еще на одну ступень нашего разговора, то обычный человек, все-таки, может, если не управлять реальностью, то хотя бы слегка ее корректировать. Вот о чем, собственно говоря, и была речь.

Представь, что мир – это черный океан. Для Бога миром является весь океан со всеми его глубинами. Для человека реальность – только его поверхность. Человек видит только верхушки того, что плавает в океане, до «глубин» он додумывается логически. В океане морском плавают айсберги. Зная о том, что девяносто пять процентов принадлежит мутной воде, и только пять процентов доступно глазу, человек делает для себя выводы. Если над водой большая льдина, значит – это большой айсберг, если маленькая ледышка – айсберг маленький. Но представь ситуацию, если айсберг абсолютно пустой внутри. Его поверхность – тонкая ледяная оболочка. Тогда такой айсберг весь всплывет на поверхность. Капитан корабля, увидев такую «глыбу», начнет резко менять курс, думая – перед ним гигантский айсберг. А на самом деле этот «пузырь» можно легко протаранить, не меняя курс. Другая ситуация: из айсберга удалили часть льда и поместили туда железо. Ровно столько, чтобы айсберг утонул почти полностью, и на поверхности осталась только его малюсенькая часть. Увидев «маленькую ледышку» капитан даже не станет менять курс и погубит корабль.

– Какая занимательная и поучительная история для первоклассников!

– Все люди думают, как первоклассники. Если человек едет на Мерседесе – значит, он богатый. Если сидит в деревне на печи – значит, бедный. Чем отличается логика взрослых от той, что я только что обрисовал с помощью айсбергов? Ничем. Мы все,  юные и взрослые, бедные и богатые, судим о реальности по верхушкам айсбергов. Потому что иного нам не дано – мы не можем видеть сквозь мутную воду. Мы видим только то, что на поверхности и делаем выводы, кто логические, кто эмоциональные, кто просто тупо верит тому, что скажут другие…

В это время раздался звонок и я прервал наш разговор, сняв трубку. Это был мой старый приятель, Леха Давыдов – владелец трех магазинов. 23 февраля мы случайно встретились с ним в ресторане «Корсар», прилично напились и разговорились. Он рассказал мне о своих успехах в бизнесе, а я расхвастался и рассказал ему нашу новосибирскую историю. Именно это и стало причиной того, что в моей коллекции про «Хакера матрицы» стало одной историей больше.

– Привет, – услышал я голос Лехи в телефонной трубке, – у меня к тебе срочное дело. Точнее не к тебе, а к твоему боссу.

– Ты его знаешь?

– Да, понаслышке… от тебя. Я тут на днях вспомнил про ту историю, что ты мне рассказал, и подумал, что мне надо срочно встретиться с твоим «хакером».

– У тебя проблемы?

– Да, проблемы. Точнее проблема и очень сложная, буквально тупиковая. Вспоминая то, что ты мне рассказывал о способностях твоего шефа, я думаю, мне может пригодиться пара его мудрых советов.

Я взглянул краем глаза на Толстяка, который, не теряя времени, уже погрузился в пучину Интернета и сказал.

– Я думаю, он не станет тратить время на решение каких-либо проблем просто так – из спортивного интереса.

– Две тысячи долларов смогут возбудить его спортивный интерес?

– Что-о-о? Сколько?! Да я уволюсь, если он откажется от таких денег, и сам буду решать твою проблему каждый день с утра до вечера.

– Отпадает. В моем распоряжении всего два дня.

– Тогда срочно приезжай, а я пока постараюсь его «морально» подготовить.

Когда я сказал, что уволюсь, у Толстяка зашевелилось правое ухо и слегка скривились уголки губ. Какую-то одну клеточку мозга он все-таки оставляет для контроля над окружающей действительностью, когда уходит в мир виртуальности. Может быть, ту самую, что в копчике на кончике спинного мозга?

Я положил трубку и начал его гипнотизировать. Иногда это, очень редко, но срабатывает. На этот раз это действительно сработало – уже через каких-то три минуты он зевнул.

– Если будешь отсутствовать более двух дней, я начну скучать по тебе. – Сказал он, хрустнув шейными позвонками. Я не знаю такого случая, чтобы Толстяк, оторвавшись от компьютера, не напомнил о своем возвращении в наш мир громким треском своих костей. Сначала он крутил головой, оглушая окружающих страшным хрустом позвонков, а затем принимался по очереди ломать свои пальцы. Когда последняя костяшка исчерпала себя и перестала издавать звуки, Толстяк спросил:

– Нам кто-то хочет предложить много денег?

– Две тысячи долларов!

– За рекламу?

– Холодно.

Толстяк принял мой вызов и на пару секунд задумался.

– Кто-то из твоих знакомых попал в переплет?

– Да. Мой бывший одноклассник – Леха, ныне владелец трех магазинов. Встретились с ним недавно, поговорили за жизнь. Крутой чувак стал, ва-аще!

– В чем суть проблемы?

– Не знаю, но он сказал, что на ее решение у него есть только два дня.

Толстяк опять задумался теперь уже на целую минуту и вдруг ляпнул:

– Это шантаж!

– Не понял?

– Твоего приятеля шантажирует бывшая жена.

У меня отпала челюсть:

– Это вопрос или утверждение?

– Утверждение.

– Откуда такая уверенность?

– Интуиция.

– А если все-таки «помедитировать» вслух?

– Вслух, говоришь? Ладно, давай попробуем. Раз твой приятель решил обратиться за помощью ко мне, значит, ты ему про меня что-то рассказал. Скорее всего, новосибирскую историю, потому что – дело свежее. Попав в переплет, он вдруг вспомнил этот случай, значит, ситуация должна быть схожей, то есть на него наехали. Если он категорически заявляет, что у него только два дня, значит, кто-то поставил его в эти жесткие рамки. В девяносто девяти случаях из ста так поступают, когда требуют с кого-то долги или шантажируют. Если б это были долги по бизнесу, он не стал бы обращаться  к нам, тем более предлагать нам деньги. Значит, это шантаж. Если бы его шантажировали бандиты, он опять же к нам не стал бы обращаться. Парень, видно, из богатой семьи – в таком возрасте владелец трех магазинов, явно с родительской подачи. Плюс ко всему у него по роду деятельности должна быть куча связей. Да и ты сам обмолвился, мол, крутой парень стал. По идее, он должен был бы поднять на уши или ФСБ, или милицию, или всех своих знакомых – богатых родителей – в первую очередь. Но, вместо этого, он звонит тебе – бывшему однокласснику, которого сто лет не видел. Значит, он не хочет огласки в своем ближнем кругу. Значит, ему стыдно за то, что происходит. Значит, дело щекотливое и попахивает семейными тайнами. А кому из членов семьи может прийти в голову шантажировать такого влиятельного родственника? Только тому, кого он когда-то кинул или бросил на произвол судьбы. Тому, кто затаил на него обиду и хочет поквитаться. Взрослых детей у него быть не может, остается бывшая жена. Он был женат?

– Да. Развелся год назад.

– Дети были?

– Да. Дочурка осталась с мамой.

– Все ясно. Переспал по глупости со стервой, а она забеременела и женила его на себе. Потом, не выдержав семейного «счастья», ненагулявшийся парень сбежал от супруги. А она, обозленная, стала…

У меня зазвонил мобильник. Это был Леха.

– Слушай, вот стою на входе у вашего здания. Куда дальше-то ломиться?

– Поднимайся на третий этаж, поворачивай направо и до упора. Вообще-то у нас по всему зданию вывески и указатели. Заблудиться – грех.

– Да я забыл, как ваша фирма называется, блин.

– «Звезда рекламы», блин.

– А-а, ну, все, уже поднимаюсь.

* * * * *

Поздоровавшись с нами за руку, Леха сел на стул и начал переводить взгляд с меня на Леона и обратно, видно не решаясь с чего начать.

– Чем она вас пугает? – прокряхтел Толстяк.

– Не понял, кто?

– Ну, ваша бывшая жена. Чтобы в срочном порядке потребовать с вас две тысячи долларов, она должна была придумать какое-то веское основание.

Я-то к этому уже привык, а вот Леха – одно удовольствие было за ним наблюдать. Он сидел, открыв рот и выпучив глаза, пялился на Леона, даже не моргая. Неизвестно, сколько бы он мог так еще просидеть, но Толстяк решил прийти к нему на выручку и еще раз подробно изложил свою логику.

– Капец! – вырвалось у Лехи. – Я про такое читал только у Конан Дойля! А как вы узнали, что она требует именно две тысячи долларов?

– Ну, это элементарно, Ватсон, потому что вы их уже приготовили для того чтобы с ними расстаться, но в последний момент вам пришла в голову мысль: за первым разом последует второй и третий. Едва только ваша жена почувствует безнаказанность и вкус к деньгам, она начнет вас доить все чаще и чаще. Вы вспомнили рассказ Гоши и приняли решение – предложить мне разрулить эту проблему. Сколько денег предлагать в виде вознаграждения вам долго думать не пришлось – сумма была уже обозначена вашей женой. Вы уже смирились с тем, что все равно потеряете эти две тысячи долларов, поэтому и предложили их нам. Это не столько логика, сколько знание психологии людей.

– Откуда столь глубокие познания в психологии у человека, живущего в Интернете?

– Видеть каждый день Солнце вовсе не означает – знать его внутреннее устройство. Люди каждый день общаются друг с другом, но ничего друг о друге не знают. Дело в том, что обычные люди просто смотрят, а я наблюдаю, анализирую и раскладываю по полочкам. Для меня это что-то вроде хобби. Кстати, на самом деле, Интернет – уникальнейший учебник психологии. Когда люди ведут общение на интернет-форумах, они просто супер откровенно раскрывают все глубины и нюансы своей души, потому что абсолютно уверены в своем инкогнито. Не одному психотерапевту при личном контакте не удастся вытянуть то, что с обычной разговорной легкостью выкладывают друг другу незнакомцы при интернет-общении.

– Да-а. Потрясающе! Общаясь с вами, даже и не надо ничего рассказывать. Вы уже все сами знаете.

– Не все. Я до сих пор так  и не услышал о том, чем она вас смогла запугать?

– Тоже одноклассником своим бывшим. Они встретились где-то случайно, разговорились. Она предложила ему зайти в гости – он зашел. Увидел в каком убожестве она живет и ахнул. Я-то ей стабильно каждый месяц по сто долларов даю, но она нигде не работает. Пытается шмотками торговать на рынке, но характер у нее не торгашеский, поэтому, в принципе, только на мои сто долларов и живет. А этот одноклассник оказался наркоторговцем. Денег – буран, совести – ноль. Отморозок, короче, полный. Начал пальцы веером гнуть, мол, муженек твой бывший живет припеваючи, а ты – в нищей конуре. Давай, говорит, его накажем – разорим его к чертям собачьим и по миру пустим. Ирка, жена моя, поначалу отказалась от этой затеи. А потом, почувствовав себя за широкой сильной спиной, решила поиграть со мной в справедливость. Когда я от нее уходил, то так сказал: «Квартиру и все, что в квартире оставляю, не столько тебе, сколько дочке, а вот машину заберу – в ближайшее время она дочке не понадобится». Машина – фуфло, старенькая «Мазда». Рыночная цена – те самые две тысячи долларов. Забрал чисто принципиально, чтобы не все ей оставлять. И вот на днях, одухотворенная защитой одноклассника, она звонит и заявляет, что, мол, за то, что я машину у нее отобрал – должен теперь выплатить ей обозначенную сумму. Похвасталась – какой у нее теперь есть «хороший» защитник-друг и пригрозила, что если я не выплачу ей деньги в течение трех дней, к моей новой жене на улице подойдет незнакомый человек и плеснет в лицо серной кислотой. Возможно, она блефует, но даже при одной тысячной вероятности подобного исхода, я не могу жить спокойно. Ситуация для меня тупиковая. Был бы кто-нибудь другой вместо нее, ему бы сразу капец пришел, но она – мать моей дочки. Я не знаю как, но надо этот вопрос решить как-то деликатно, чтобы никому не навредить – ни моей новой жене, ни старой. И без лишнего шуму – сами понимаете. И, главное, чтобы она отстала от меня навсегда.

– Да, понимаю. – Задумчиво произнес Леон. – Мне необходимо поразмышлять над этим где-то час-полтора. – И ушел в себя, даже не попрощавшись.

* * * * *

Пока Леон «отсутствует», я предложил Лехе сходить что-нибудь перекусить. Мы спустились на первый этаж нашего офисного здания в небольшую столовую. Я взял себе картофель фри и фрикадельки в сырном соусе. Леха, брезгливо осмотрев меню, взял пиво с чипсами. Сделав пару глотков, он заявил:

– Твоему шефу надо частным сыщиком работать, а не директором рекламного агентства. Это ж надо, из ничего, из, буквально, каких-то пары слов извлек столько информации! Я до сих пор не могу прийти в себя.

– Это с непривычки. Вот я почти каждый день сталкиваюсь с его логическими фокусами и ничего – привык.

– Как думаешь, сможет твой Толстяк разрулить мою ситуацию за два дня?

– А фиг его знает. Он непредсказуем. Лично я понятия не имею, как можно из этой ситуации выпутаться, никому не навредив. Но, Леон, у него ведь интуиция фантастическая. Он чует психологию людей на расстоянии. Уверен, он сейчас так раскрасит полотно Матрицы, что мы с тобой, даже выпив два ящика пива, не врубимся в «нюансы тела».

– Я бы не отказался от литра водки.

– Вот разрулим твою проблему и обязательно выпьем.

– Да ну, если Толстяк решит эту проблему, я ему коньяк поставлю самый дорогой, какой только найду в Кемерово.

– А он не пьет.

– Как не пьет, вообще?!

– Вообще.

– Капец! Твой шеф – инопланетянин какой-то просто!

– Ага, высший разум.

Леха, вдруг, сменил тему:

– А как ваши успехи в рекламном бизнесе… прут?

– Это с какой стороны посмотреть. Если с той стороны, как хотелось бы – то не очень.  Если же сравнивать, как живут конкуренты – то мы живем вполне даже нормально. Из крупнейших рекламных агентств, мы – единственное независимое агентство. Кто-то сидит под Москвой, кто-то под губернатором, кто-то под мэром. Только Толстяк сам по себе – гордый. Поэтому, наверное, и дела у нас идут не так хорошо, как хотелось бы.

– Все! Заметано! Если решите мою проблему, весь рекламный бюджет отдам вашей фирме.

Посидев еще полчаса и поболтав о нюансах будущей рекламной стратегии, мы вернулись в офис.

Леона мы застали уже «отсутствующим» в Интернете. Это был знак того, что поставленная задача успешно им решена.

После того, как мы с Лехой сели на свои места и дослушали до конца арию шейных позвонков, беседа возобновилась.

– Две тысячи долларов у вас с собой? – спросил Толстяк у Алексея.

– Да.

– Хорошо, они нам понадобятся. Скажите более конкретно, сколько у вас осталось времени на раздумья?

– Послезавтра вечером в шесть часов я должен принести ей деньги.

– Куда?

– Прямо к ней на квартиру. Она теперь ничего не боится. Я, говорит, одинокая брошенная женщина, мне терять нечего…

– Она верит в Бога? – прервал его Толстяк.

– Хм, – задумался владелец трех магазинов, – я бы не сказал. Во всяком случае, в церковь при мне не ходила. Но всяким бабушкам и всяким там экстрасенсам верит. Даже у какой-то бабульки лечила дочку от сглаза…

– Замечательно! Это даже лучше, чем вера в Бога. Знаете, как ни крути, но эти две тысячи долларов вам придется ей отдать. Однако, я готов заключить пари, что больше она вас никогда не побеспокоит. Вы любите пари?

– Не знаю, я человек не азартный.

– А вот я – азартный игрок. Суть моего пари в следующем. Я рисую вам картинку, как нужно правильно поступить, чтобы ваша жена, получив эти деньги, отстала от вас навсегда. А вы, как владелец сети магазинов, заключаете с нами договор на рекламное обслуживание. Договор действует только до тех пор, пока ваша жена вас не беспокоит. Если она вновь объявится с претензиями, договор аннулируется.

Леха посмотрел на меня и улыбнулся.

– Что касается договора на рекламное обслуживание, то этот вопрос уже решен. Мы с Гошей даже успели обсудить план будущей кампании.

– Хорошо. Не спрашивайте зачем, но мне будут нужны эти ваши доллары. Вы можете оставить их в мое распоряжение до послезавтра?

– Без проблем. Значит, вы считаете, что деньги надо все-таки ей отдать?

– Да. Это без вариантов. Ведь вам нужны стопроцентные гарантии того, что никто не пострадает. Вы сами сказали, что не сможете жить спокойно даже при одной тысячной вероятности того, что незнакомый человек может плеснуть вашей новой жене в лицо серной кислоты.

– Да, это действительно так.

– Значит, деньги придется отдать, а вот за дальнейшее ваше спокойствие я ручаюсь. Если вы сделаете все точно по моей инструкции, то можете не сомневаться – ваш рекламный бюджет навсегда наш.

– Значит, мне два дня жить в неведении?

– Единственное, что я могу вам сказать сейчас, это то, что мы загрузим в мозги вашей бывшей жены вирус. И этот вирус навсегда парализует ее центр агрессии.

– Потрясающе! Вы волшебник?

– Нет. Я хакер Матрицы.

– У меня нет слов. О-кей, значит, до послезавтра?

– Да, до послезавтра.

* * * * *

Когда Леха ушел, я напустил на себя разочарованный вид.

– Жалко, все-таки, две тысячи долларов отдавать какой-то стерве.

– Это для него она – стерва. А для меня – одинокая мать маленькой девочки. На самом деле я его обманул – есть варианты, как решить проблему, не отдавая денег. Но лично я в этой истории – на стороне мамы, загнанной вместе с маленькой девочкой в угол бедности, а не на стороне преуспевающего бизнесмена. Был бы твой друг – обыкновенный работяга, но он – владелец трех магазинов. Наверное, может две тысячи долларов за одну ночь прогулять в каком-нибудь казино. Здесь, видишь ли, опять вопрос принципа. По сути, один-то раз ему и не жалко отдать эти деньги, лишь бы только не превратиться в дойную корову.

– Как это называется – соломоново решение?

– Чего не знаю, того не знаю. В вопросах древней истории не силен. Я считаю, в первую очередь, это справедливое решение. Теперь давай займемся делом. Во-первых, мне срочно необходимы адреса всех бабушек в нашем городе, что занимаются заговорами, приворотами или подобной деятельностью. Во-вторых, мне нужна маленькая пушистая симпатичная детская игрушка, желательно желтого солнечного цвета и, в-третьих… – Толстяк подумал секунд пять, – мне нужен черный конверт.

– Что-то напоминает мне мультик «Восемьдесят дней вокруг света». Черный конверт достать нереально, если только обыкновенный перекрасить.

– Можно черный пакет из-под фотобумаги.

– Это легче. Какие еще указания?

– Все, приступай.

– Прошу выдать денежку. Мягкие детские игрушки бесплатно на улицах не раздают.

Выдача денег на какие-либо непредвиденные расходы для Толстяка всегда – адовы муки. Но, на сей раз, это были не просто хозрасходы – это был азарт игры. И Толстяк с «барского плеча» выдал мне целых пятьсот рублей.

Черный пакет достался мне бесплатно – выцыганил в одном фотосалоне. В поисках мягкой игрушки пришлось побегать. Где-то в пятом или шестом магазине детских игрушек я встретил желтого, пушистого и жутко обаятельного покемона. Полюбив его с первого взгляда, я отдал продавцу за игрушку целых двести тридцать рублей и отправился выполнять последнее, самое сложное поручение.

На работу в тот день уже не вернулся. Появился в офисе я только к обеду следующего дня.

– Вот, все, что мне удалось найти. – Доложил я, выкладывая на стол Леона черный пакет, покемона и лист формата А4, на котором были написаны адреса шести бабушек. – Надеюсь, я не зря потел.

– Здорово! Это просто чудо! – Толстяк вертел в руках пушистого покемона.

– Мне он тоже понравился. На вируса-трояна, правда, не очень похож.

– На этот раз будет не вирус-троян, а вирус-лезвие.

– Это еще как?

– Это когда душа человека зацепляется за две противоположности и растягивается до звенящего состояния, а вирус-лезвие зависает над этой струной, готовый в любое время полоснуть своим острием.

– Ужасная судьба для бедной мамочки.  А я уж было, Леон, чуть не поверил в человечность вашего сердца.

– Не хотелось тебя разочаровывать. Ведь ты привык к образу холодного и расчетливого хакера, пусть этот образ и далее «согревает» твою душу.

* * * * *

Весь вечер мы катались по окраинам города, посещая бабушек. Целительницы они или лжецелительницы – одному Богу известно, так как в мою задачу было заложено – собрать адреса. Определять экстрасенсорные возможности бабушек мне не приказывали, да и на это просто не было времени.

Леон отсутствовал каждый раз разное время. От некоторых бабушек он выходил уже минуты через две-три. У других задерживался до четверти часа. Что он там делал, я не спрашивал. Потому что по внешнему виду Толстяка совершенно точно мог определить – правду, в данный момент, он мне не скажет. Или просто бесцеремонно проигнорирует мой вопрос, или выдаст какую-нибудь витиеватую шутку-отговорку.

Когда с последней бабушкой было «покончено», я отвез Толстяка домой и поехал выполнять еще одно нелепое поручение своего шефа – мне было приказано отвезти покемона Лехе Давыдову и попросить его крепко подружиться с этой игрушкой. Буквально не расставаться  с ней всю ночь, а к утру полюбить ее самой чистой, теплой и светлой любовью, на какую он только способен.

Леха очень долго с подозрением меня рассматривал – не разыгрываю ли я его, но потом «оттаял»:

– Ладно. Если твой шеф и псих, то псих, все-таки, гениальный. Постараюсь подружиться с этим покемоном, но любовью с ним заниматься, как ни просите, не буду.

Я успокоил его, что Леон на этом и не настаивал. Пожелав ему веселой «брачной» ночи, я сел в машину и поехал, наконец-то, в сторону своего дома, где меня никто не ждал, даже игрушечный покемон.

* * * * *

Четыре часа дня. Два часа до того момента, когда Леха должен вручить своей бывшей супруге две тысячи долларов. Мы опять сидим в нашем офисе. Леха, изображая всем видом безграничную иронию, прижимает к сердцу покемона. Я сижу в предвкушении увлекательного «хакер-шоу». Толстяк издевается над костяшками своих пальцев.

– Вы уже успели полюбить эту очаровательную игрушку? – начал беседу Леон.

– Безумно! – ответил Леха с серьезным видом.

– Должен вас огорчить – вам придется с ней расстаться. Сегодня вечером вы подарите этого обаятельного покемона своей бывшей жене.

– А доллары?

– Сначала доллары, а потом игрушку. Я надеюсь, у вас хорошая память?

– Не жалуюсь.

– Это хорошо. Тогда слушайте внимательно. Итак, сценарий спектакля: Вы пойдете сегодня к своей бывшей жене вместе с этой игрушкой и этим пакетом. – Толстяк достал из сейфа черный пакет и бросил его на стол. Это был тот самый пакет из-под фотобумаги, но только теперь там было что-то внутри, а на самом конверте красным маркером большими корявыми буквами было написано «СБЛАДР». – Вам необходимо передать этот пакет бывшей супруге с таким видом, будто так внутри находится сибирская язва.

– Там внутри вирус, который, выпрыгнув из пакета, проникнет в мозги моей бывшей жены? – Леха, конечно же, шутил, но вид при этом у него был совершенно серьезный.

– Да. Там ваши две тысячи долларов.

– Не понял!..  А-а, понял – вы их заколдовали!

– Да. Так и есть, – так же абсолютно серьезно подтвердил Толстяк, – только колдовал не я, а шесть бабушек, которых мы с Гошей посетили вчера вечером.

Леха уставился на меня. Я пожал плечами и кивнул, подтверждая, что, увы, тоже был замешан в этом сумасшествии. Но Толстяк продолжал с невозмутимым видом:

– Вас удивляет то, что деньги могут быть вирусом? Напрасно. На самом деле, деньги – самая лучшая основа для создания вирусов. Давайте, вообще, разберемся, что такое деньги? Мы так часто повторяем это слово, что перестали осознавать реальный смысл этого явления. Спросите любого человека на улице: «что такое деньги?» Ответ: «Деньги – это все», «деньги – это сила», «деньги – это власть», «деньги – это   крутая вещь»…  Именно овеществление денег и есть тот блеск, который гипнотизирует людей, покоряет и лишает разума. Но нам с вами, чтобы понять структуру вируса, необходимо уяснить одну простую истину: деньги – это не вещь, деньги – это не бумага, деньги – это информация, зафиксированная на чем-либо. В нашем случае – на бумаге.

Люди каждый день сталкиваются с этим десятки раз, проходят мимо этого, не задумываясь над тем, что вокруг них деньги регулярно появляются из ничего и снова в ничто превращаются. Они заходят в автобус и отдают деньги за клочок бумажки, себестоимость   которой   смешно высчитывать. Зачем им этот клочок? Информация, которую содержит эта бумажка, дает им право на проезд и защищает от штрафа. Они сдают экзамен, чтобы получить водительские права и платят приличные деньги опять же за бумажку, которая содержит информацию о том, что они имеют право на вождение автомобиля. Они поступают в престижную школу, платят бешенные деньги и по окончании получают бумажку…  вы сами, наверняка, можете вспомнить кучу примеров из жизни, когда деньги появляются из ничего и снова превращаются в ничто. На самом деле – это просто бестелесная информация меняет форму своего материального бытия. Ну, чем не вирус?

Плюс ко всему, деньги – это энергия. Представьте, большую площадь, равномерно заполненную людьми. Они спокойно стоят и слушают оратора. Оратор – миллиардер. Вдруг, оратор достает прозрачный полиэтиленовый мешок с долларами и с криком: «Это миллион долларов в подарок для всех вас!», бросает мешок в толпу. Мешок падает и рвется, а доллары разлетаются в разные стороны. Что произойдет далее? Это было бы интересно увидеть с высоты, чтобы воочию убедиться, деньги – это все-таки дьявольская энергия. Потому что место падения долларов, как сверхмощная энергетическая воронка, начнет всасывать в себя толпу. Тот, кто будет иметь несчастье оказаться рядом с центром этой воронки, окажется раздавленным безумной силой напора этой дьявольской энергии. Так что, деньги – это информация, и, в то же время, деньги – это энергия. Разница лишь в том, что энергетический эквивалент денег циркулирует не в бумажках, на которых напечатаны магические цифры, а в головах владельцев этих бумажек. И эта энергия в головах довольно часто бывает разрушительной. Даже обычные, не заколдованные деньги – и те обладают способностью разрушать психо-физическое здоровье человека. Заколдованные же БОЛЬШИЕ деньги – это страшная черная дыра. А для вашей бывшей супруги эти две тысячи долларов – реально большие деньги.

Ваша бывшая жена обожествляет бумажные деньги. Не стану тратить время на логический расклад, но я убежден, что это так. Люди, обожествляющие бумажные деньги, точно также раболепно относятся к любым официальным бумажкам, в том числе – к распискам. Откройте пред ее глазами пакет, покажите доллары, не дотрагиваясь до них, и скажите примерно следующее: «Пока не напишешь расписку о том, что я вернул тебе все долги и больше ты не имеешь ко мне никаких моральных, материальных и финансовых претензий, я тебе доллары не отдам». Я гарантирую, увидев две тысячи долларов перед самым своим носом, она напишет эту расписку – никуда не денется. На самом деле, эта расписка – клочок бумажки, не имеющий никакого смысла… но только не для нее. Она верит в силу официальных цифр на официальной бумаге, то есть в деньги, значит, она точно так же верит и в силу росписи.

Пока она пишет, у нее перед глазами будет лежать этот пакет, а на нем красоваться слово «СБЛАДР». Это слово сборное – состоит из шести букв. Написание каждой отдельной буквы принадлежит каждой отдельной бабушке колдунье. Вчера, посещая этих бабушек, я им показывал этот пакет и говорил, в принципе, почти правду: «Вот в этом пакете находятся деньги, которые у меня шантажом вымогает человек, связанный с торговлей наркотиками. Грозит изуродовать кислотой лицо моей жены, если я не отдам эти деньги. У меня к вам просьба-вопрос: какое слово возникает у вас в голове, ярко характеризующее этого человека. Пусть это слово будет ругательным, ведь вы не должны произносить его вслух. Но только, пожалуйста, напишите на этом конверте первую букву вашего слова и все, я заплачу за прием и уйду». Таким образом, на конверте и появилась эта абракадабра. Но абракадаброй это является только для непосвященных людей. Мы же знаем, что это документально зафиксированное проклятие шести бабушек-колдуний. Две тысячи долларов, полученные путем шантажа, многократно увеличивают разрушительную энергию этого черного пакета. Ваша бывшая супруга верит в силу этих ведьм, так как сама возила ребенка на лечение к одной из них. Так что, как только она напишет расписку, предайте ей конверт и объясните, как на конверте появились эти буквы. Только меня в это дело впутывать не надо – скажите, что вам помогает ваш знакомый экстрасенс-биоэнергетик.

– Это – легко. Но, неужели вы считаете, что после этого она неизлечимо заболеет отсутствием претензий?

– Это еще не все. Дальше скажете следующее: «Я сделал это не с целью навредить тебе. Я просто хочу помочь тебе сделать выбор между добром и злом. Человек не может жить в душе и с Богом и с Дьяволом одновременно. Я знаю – то, что ты сделала, это ошибка. Ты от природы добрая и честная девушка, но случайно попала в компанию к дьяволу. Человеку, что торгует наркотиками, то есть зарабатывает деньги, убивая здоровье людей, есть только одна характеристика – абсолютное зло. Поддерживая отношения с этим человеком, ты, возможно, поддерживаешь дружбу с будущим убийцей нашей дочери. Ты требовала от меня, чтобы я отдал тебе две тысячи долларов, я твое требование выполнил. Но я не хочу, чтобы ты воспользовалась этими деньгами. Даже без проклятья бабушек, эти деньги уже прокляты для тебя – способом их добычи – угроза здоровью при содействии человека, представляющего абсолютное зло. Все, во что эти деньги будут обращены, будет также проклято, как и сами деньги. Честное слово, лично я этого не хочу, но мне посоветовал так поступить знакомый биоэнергетик. Что касается меня – я не желаю тебе зла. И я хочу подарить тебе эту симпатичную игрушку, как символ моего искреннего пожелания добра – тебе и нашей дочке. Будь такой, какая ты есть на самом деле и не лезь в черные дебри дьявола, где ты абсолютно не умеешь ориентироваться. И еще я хочу тебе посоветовать следующее – оставь эту игрушку себе на память, а вот черный пакет вместе с долларами отдай своему однокласснику. Потому что от этого проклятия можно избавиться, только передав его кому-то другому. Мне эту заразу обратно уже не надо, поэтому я тебе советую – отдай, под любым предлогом, эти деньги своему приятелю и пусть его грязный бизнес горит синим пламенем». После этого, Алексей, не слушая ее реплик, вставайте и уходите. – Толстяк помолчал секунд десять и спросил. – Запомнили?

– Да. В общих чертах. Самое главное, я понял суть вашей идеи. Не совсем разделяю вашу уверенность в том, что после этого она станет доброй феей, но других вариантов у меня просто нет.

– Только обязательно скажите ей, что идея всего этого принадлежит не вам, а вашему приятелю биоэнергетику.

– Все понял. Еще какие-нибудь инструкции будут?

– Если у вас есть возможность – устройте ее на работу с хорошей зарплатой.

– Да?.. А ведь, действительно, хорошая мысль. Странно, что она не пришла мне самому в голову раньше. Надо подумать над этим. – С этими словами Леха, брезгливо, как будто дохлую крысу, двумя пальчиками, взял черный пакет и опустил себе в барсетку. – Ну, я пошел?

– Удачи!

* * * * *

Когда Леха ушел, я принялся грызть ногти, уставившись в одну точку. Леха-то общался с Толстяком впервые, но меня все-таки, не так-то просто было провести. Что-то в глазах Толстяка мне не понравилось. Какая-то, едва уловимая, хитринка светилась в его глазах, когда он, прощаясь, желал ему удачи.

Единственный способ вытянуть из Толстяка какую-либо информацию – это начать с ним спорить.

– Мне почему-то слабо вериться, что она отдаст эти деньги своему однокласснику. – Высказал я Леону свое сомнение, твердо решив расколоть его на предмет этой загадочной хитринки.

– Мне тоже… Более того, я даже уверен в том, что она этого не сделает. – Услышал я невозмутимый ответ. – Она не сможет этого сделать, потому что деньги для нее – божество. Она никогда раньше не имела ТАКИХ денег в своей собственности и даже не имела удовольствия держать такую сумму в руках. Пусть эти две тысячи долларов хоть трижды прокляты, она сохранит их из принципа – просто как ценный сувенир. И этот сувенир навсегда ляжет в какой-нибудь дальний ящик и пролежит там неопределенно долгое время, потому что абсолютная вера в проклятье бабушек никогда не даст ей этими деньгами воспользоваться. Точно так же в какой-нибудь ящик, но уже в другой, противоположной, части квартиры, будет спрятана желтая игрушка. Она не сможет выбросить этого покемона, потому что это подарок и вполне искренний. Но она засунет его куда-нибудь с глаз долой, чтобы он не напоминал ей об этой истории. И эти две противоположности: черный пакет – зло, пушистая игрушка – добро, натянут в этой квартире незримую нить, о существовании которой будет знать только подсознание этой женщины…

– Тогда зачем…

– Можешь дальше не продолжать. – Перебил меня Толстяк. Он вообще всегда меня перебивает, потому что считает, будто может определить все, что я собираюсь сказать, по первому произнесенному мной слову. – Именно само предложение – отдать доллары наркоторговцу и есть главный механизм внедрения вируса.

Я всем своим видом изобразил вопрос… даже три вопроса:

– ???

– Если на все смотреть поверхностно, то это действительно кажется лишенным смысла. Но предложение – отдать деньги, имеет колоссальное значение в общей формуле программирования ее сознания. «Мне эту заразу обратно уже не надо, поэтому я тебе советую – отдай, под любым предлогом, эти деньги своему приятелю». Это основной акцент в монологе Алексея, который окончательно убедит ее в том, что деньги действительно прокляты бабушками и точно так же будет проклято все, во что они превратятся, если их истратить. Ты же видел – с каким отвращением Алексей держал этот пакет. Очевидно, что точно так же, как он его взял здесь, с таким же брезгливым выражением лица он выложит его и ей на стол. Абсолютная вера человека во что-либо действует на других людей как гипноз. Вера, в смысле – уверенность – это основной драйвер для транспортировки вирусов любого типа. Она, бывшая жена, должна будет заразиться от Алексея абсолютной верой в дьявольскую силу этого пакета. Даже если он кое-что и напутает в моих инструкциях. Все равно, когда он будет ей советовать, во что бы то ни стало, избавиться от этих денег, она будет просто загипнотизирована абсолютной искренностью в его глазах. Потому что для меня это – профессиональный блеф, а для него – святая правда…

– Стоп, стоп, стоп! – почувствовал я, что «клюет» и подцепил «рыбку». – Что именно для тебя профессиональный блеф, можно уточнить?

– Да… все, в принципе, в этой истории. – Слегка растерялся Толстяк.

Бессознательное предчувствие того, что «рыбка» будет холодной и скользкой, вдруг пробежало у меня вдоль позвоночника и отбило интерес развивать далее эту тему, но было уже поздно:

– Давай вернемся к тому, о чем мы говорили два дня назад – помнишь? Люди навсегда обречены жить в иллюзиях. Поэтому, когда я говорю что нужно перепрограммировать реальность, на самом деле, я имею в виду, что нужно просто одну иллюзию заменить другой. Чтобы быть на сто процентов уверенным в том, что Алексей правильно запрограммирует свою бывшую жену, я должен был сначала правильно запрограммировать его самого. И, я думаю, ты согласишься со мной, что мне это удалось…

Я открыл рот, чтобы попытаться защитить свое самолюбие от дальнейшего расклада неприятной истины, но слова застряли у меня в горле.

– Да, Гоша, извини, – сказал Толстяк, глядя на меня своими чистыми и невинными глазами, – мне пришлось тебя тоже слегка ввести в заблуждение. Потому что я знал заранее о том, что во время загрузки информации Алексей будет оглядываться на тебя и искать в твоих глазах подтверждения. Я использовал твою веру в качестве дополнительного драйвера для облегчения успешного продвижения вируса до конечной инстанции.

– Подожди, подожди, – прохрипел я, расстегивая ворот рубашки, потому что мне вдруг стало нехорошо, – все-таки, уточни, пожалуйста, конкретнее – в чем именно заключается блеф?

– Во всем. – Сказал Толстяк, виновато, как мне показалось, пожимая плечами. – Во всем, что я говорил Алексею, нет ни капли правды.

– А проклятие? – выдавил из себя я со слабой надеждой в голосе.

– Какое проклятие?

– Ну, проклятие бабушек-колдуний?!

– Да ерунда все это. – Толстяк выставил вперед указательный палец своей правой руки. – Я им показывал вот эту шипицу и спрашивал, могут ли они помочь мне от нее избавиться. Некоторые бабульки сразу указывали мне на дверь, а некоторые даже пытались чего-то там колдовать…

– А это… – прервал я его, задыхаясь, – слово… как его… «СБЛАДР»

– Я его сам придумал и нарисовал маркером. Правдоподобно получилось, да?

У меня не было слов – Толстяк развел нас с Лехой, как последних лохов! Я был так зол на него, что готов был встать и уйти из офиса по-английски, не прощаясь, но дверью хлопнуть – по-русски. Но вдруг мне в голову пришла интересная мысль, и я решил отыграться и утереть нос этому самодовольному «вирусологу».

– Говоришь, что абсолютно уверен в том, что Лехина бывшая жена положит черный пакет в дальний ящик и никогда к нему не притронется?

– Абсолютно уверен. – Самодовольно сказал Толстяк, не догадываясь, какой ответный удар я ему заготовил.

– Тогда можно было бы положить в этот пакет не доллары, – ликовал я, – а какие-нибудь бумажки, внешне очень похожие на них. Все равно ведь, если следовать твоей логике, ни Леха, ни его бывшая жена, не посмеют к ним прикоснуться. И лежали бы эти «проклятые» бумажки в дальнем ящике «неопределенно долгое время», а мы могли бы с пользой дела потратить чистые, незаколдованные и «честно» заработанные доллары.

– Молодец! Соображаешь!… Правда… медленно. – И с этими словами, Толстяк открыл сейф, достал оттуда белый пакет и бросил мне на стол. – Это будет твоим последним заданием в этой истории – тебе надо будет превратить эти «чистые, незаколдованные и честно заработанные» две тысячи долларов в такие же чистые шестьдесят тысяч рублей.

– А что было в черном пакете?

– Именно то, что ты сказал «бумажки, внешне очень похожие на доллары». – С этими словами, рука Леона легла на мышку, и он покинул этот мир иллюзий, переместивший в виртуальную реальность.

– А где ты их взял? – крикнул я ему вдогонку, но хакер уже где-то далеко юзал по сайтам, покинув нашу действительность целиком и полностью, вплоть до самой последней клетки спинного мозга, что находится в копчике.

Зеркало

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *