Диалог Алкоголика и Ботаника

Алкоголик: Что мнешься, как неродной, давай, присаживайся, буханешь с нами вместе.
Ботаник: Не, я не буду, я не хочу.
Алкоголик: Что значит не буду, не хочу? Ты меня уважаешь?
Ботаник: Уважаю.
Алкоголик: Ну, тогда садись и пей.
Ботаник: Не, ребята, правда, я не за этим сюда пришел…
Алкоголик: Да знаю я зачем ты сюда пришел. Видел я уже тебя в других буфетах. Ходишь, книжки какие-то свои всем навяливаешь, как иеговый свидетель. А ты сам-то пробовал делать то, что в твоих книжках написано? И каковы результаты? Вот лично я слышал, не помню от кого, что читать подобные тексты опасно для жизни… да, ладно, брат, не напрягайся… садись к нам за стол раз пришел, выпей, расслабься, и расскажи-поведай нам своими словами про книжки свои.
Ботаник: Ну, ладно, раз вы так просите, пожалуй, я выпью немного, чтобы меня не сочли таким уж законченным ботаном.
Алкоголик: Ну вот и славненько. Вот это сразу видно — НАШ человек. Книги твои — это что? — Мёртвые догмы. А у нас тут, — Алкоголик махнул рукой на своих корешей, одинаковых с лица, как двое из ларца, — У нас тут ЖИВОЕ общение. Наливай, братва!
Ботаник: Только одну!
*****
Алкоголик: Хорошо пошла?
Ботаник: Вроде ничё…
Кто-то из ларца: Между первой и второй промежуток небольшой…
*****
Ботаник: Хорошо пошла!
Кто-то из ларца: Не вовремя выпитая третья — загубленная вторая…
*****
Ботаник: Ик, хорошо тут у вас… Душевно!
Алкоголик: Ну вот, хех, а ты сомневалась, даже юбка не помялась… А что это у тебя в руках?
Ботаник: Книжка.
Алкоголик: Про что книжка?
Ботаник: Ик, про просветление… По единство, ик, во множестве…
Алкоголик: Это как?
Ботаник: Ну, ик, типа мы, люди, ветки, множество, ик, мы разные, но мы едины. Оторви ветку от множества, ик, она умрет…
Алкоголик: ВО! Хорошая книжка, ПРАВИЛЬНАЯ. А множество оно где? Вот оно. — Алкоголик обвел пальцем всех сидящих за столом. — А единство оно где? Вот оно. — Алкоголик показал пальцем на бутылку. — Сейчас выпьем ещё пару стопарей и придет просветление… увяз ты в своих книжках, брат, зашаблонился… но ничё, поверь мне, пару месяцев живого общения, — Алкоголик опять обвел пальцем всех сидящих за столом, — и все твои шаблоны рассосутся…

*****

Алкоголик: Ну, давай, браток, давай, рассказывай, что там в твоих книжках ещё написано.
Ботаник: Там написано, что все создано по образцу и подобию.
Алкоголик: Это как?
Ботаник: Это значит, что все мы созданы по образу божьему, а в природе, нас окружающей, все содержит его незримый лик.
Алкоголик: ХА, романтичный ты наш, да тебя торкнуло, я смотрю. Секи братва, чувака как разморило… Все по образу и подобию, говоришь. — Алкоголик тыкнул пальцем в сторону корешей. — Ты посмотри на эти образА. Хех, хотя, может быть, я чего-то не догоняю. Может ты и прав, кто нас рассудит. Ты знаешь номер авторитета? Давай звякнем ему, пусть нас рассудит…
Ботаник: И это тоже подобие, но только уже подобие животного царства.
Алкоголик: Не понял, ты это о чём?
Ботаник: О трусости. Вот ты сидишь такой большой. Морда квадратная, пузо до коленки, басок с хрипотцой… братки твои тебе заискивающе поддакивают… А загляни поглубже вовнутрь и там обнаружится трусливая душонка. Чуть что-то непонятное случится и ты сразу тянешься к бутылке. Чуть что из колеи привычной выбьется, и ты сразу как шакал бежишь за советом к своему авторитету Шерхану…
Кто-то из ларца: Ээээ, парень, ты чё несёшь? Не нравится наша компания — гуляй Вася. Пришел тут, ему налили от всей души, а он нас шакалами обзывает! — Все, сидящие за столом, вопросительно уставились на Алкоголика.
Алкоголик: Ты, брат, это, того, говори, говори, да не заговаривайся. При чем здесь трусость? Ты что-то явно перепутал, уважение к авторитетам и трусость, как это связано?
Ботаник: Самым прямым образом. Ты боишься заглянуть внутрь самого себя и увидеть там бога. Ты боишься самостоятельно находить ответы на вопросы и боишься самостоятельно принимать решения, потому что ты боишься ответственности. Тебе проще спрятаться за спину авторитета и оттуда из-за спины шерхановой тявкать на всех прохожих. А убери Шерхана из твоей жизни. Убери всех авторитетов. Убери ваше мнимое единство вокруг бутылки и что тогда останется? Вот именно, останешься только ты и бог внутри. И за все на свете надо будет отвечать самому и за каждое слово и действие нести личную ответственность, не только перед собой, но и перед богом. Вот этого ты и боишься больше всего на свете. А вся твоя бравада напыщенная, все это показное — пытаешься обмануть сам себя, чтобы самого себя не испугаться.
Алкоголик: Все люди выпивают. Все люди за советом обращаются к авторитетам. По твоему все люди — трусливые шакалы? Не много ли на себя берешь, сынок?
Ботаник: Это ты много на себя берешь, сваливая всех людей в одну кучу. Ты за себя ответь. Посмотри в душу свою искренне перед самим собой. И ты увидишь, что образом «всех людей» опять же просто трусливо прикрываешься. В образе «всех людей» ты также создаёшь для себя очередной мнимый авторитет и козыряешь им направо и налево. Ты обвиняешь меня в том, что я увяз в своих книжках, но сам ты увяз в авторитетах куда больше.
Ты увяз во мнимом единстве вокруг бутылки. Каждый день глотаешь одно и то же пойло. Перетираешь с утра до вечера своих авторитетов. Перетираешь посетителей буфета, особенно тех, кто не похож на вас. Этих ты перетираешь с особым удовольствием. Тычешь в них пальцем. Упрекаешь их в том, что они зашаблонились, а сам за этим столиком уже протёр дырки на своих штанах и давным-давно утратил реальное представление об окружающем мире.

*****

Алкоголик: Ну, уел, уел, брат, молодец, за смелость и искренность оставлю тебя в живых. Давай выпьем и ответь мне после этого на такой вопрос: а чем твой бог НЕ авторитет и чем он лучше авторитета?
Ботаник: Бог — это отец, а авторитет — начальник. Бог — это мать, а авторитет — это третейский судья. И начальник и судья могут быть справедливыми, но лишь отец и мать принимают решения основанные на любви.
Алкоголик: Эх, брат, я аж прослезился. Видно повезло тебе с родителями, раз ты такой пример привел. Но кабы ты увидел некоторых иных родичей, то перекрестился бы и сказал: чур-чур.
Ботаник: Не может быть такого, чтобы в твоей жизни совсем любви не было. Если не отец и мать, то может быть крестная или нянечка, или учительница, или просто человек по родству далёкий, но по духу близкий. Главное, не внешний образ и не генетика. Бог — это любовь и в людях он проявляется через любовь, поэтому то, что с любовью, то и от бога.
Алкоголик: Хех, но если бог — это любовь, то почему же тогда вы его господом называете. Ведь господь — это господин-повелитель и подобное обращение подразумевает не любовь, а рабское поклонение… Что скажешь, брат?
Ботаник: В Библии сказано…
Алкоголик: Неее, чувак, давай-ка своими словами. Если мне приспичит, то я Библию из без тебя сам прочитаю. Раз ты сюда пришел, брат, живой и здоровый, то и говори своими словами по человечески.
Ботаник: Если честно, то мне слово «господь» тоже не совсем по душе. Но ведь религий много разных и все они разными людьми писаны. Бог для всех один, но все его по разному описывают…
Алкоголик: ВО! Вот это, брат, истина. Библию каждый должен сам писать, писать свою, а не чужую слизывать. Ведь все твои книжки — это как кулинарные книги с рецептами, написанными разными людьми. Но у всех у нас не только мозги по разному работают, но и внутренности тоже по разному функционируют. Одни рецепты писал язвенник и в них нет ничего крепкого и острого. Другие рецепты писал беззубый и там одни кашки и потёртое пюре. У третьего аллергия на сладкое и в его книгах нет ни одного десерта, а у четвертого камни в почках и потому все его рецепты без соли пресные. А если у меня все в порядке и с желудком и с зубами, и нет аллергии ни на сладкое, ни на солёное, то почему я должен рецептам этим следовать?
Ботаник: Не надо следовать всем рецептам одновременно, да это и невозможно по сути. Выбирай для себя рецепт по душе и пользуйся.
Алкоголик: А если я сам люблю для себя рецепты составлять? Что если я в разное время сам от себя отличаюсь больше чем от другого. Сегодня я чувствую себя хищником и ем мясо, а завтра утром у меня будет сушняк и жуткая головная боль и я буду потягивать минералку. Библию, брат, надо писать не только свою для себя. Рецепты надо писать свои для каждого момента, опираясь на свои ощущения и на чувство голода.

*****

Алкоголик: Фильм «Матрица» смотрел?

Ботаник: Смотрел.

Алкоголик: Ну вот, все вокруг – Матрица, а мы – программы. Человек – программа сложная, птичка – программа попроще. Водка и мясо тоже программы. Купил – скачал, съел – загрузил, звиняюсь, сходил на толчок – почистил систему. А кто создает программы? Программу может создать кто угодно. Есть у меня один знакомый программист. – Алкоголик смерил взглядом Ботаника. – Чем-то на тебя похож, только очки ещё больше выпуклые и взгляд туповатее. И вот этот «бох» создает программы, я что, перед ним теперь преклоняться должен или любить как бога?

Ботаник: Да, теория Матрицы, действительно, весьма популярна нынче в среде умствующих «интеллектуалов»: мы – программы, нас создали программисты, а может быть, вообще, машины. В топку бога, в топку просветление, в топку заповеди… пей водку, жри мясо… бери скорее от жизни все, пока Программист не добрался до толчка и не почистил свою систему вместе со всем её содержимым. – Ботаник обвел пальцем всех сидящих за столом. – Иллюзия все это, очередной самообман. И твоя свобода выбора программ-рецептов на самом деле тоже является утопией. Не веришь? Ну, давай тогда, похвастайся: водка, мясо, минералка… Что ещё помимо этого присутствует в твоей кулинарной книге? )))

Алкоголик: Что ты заладил, как попугай, утопия, иллюзия, самообман… А у тебя разве не самообман? Вот признайся, как на духу, сделали твои книги тебя просветлённым или нет?

Ботаник: Я не могу ответить на этот вопрос.

Алкоголик: Хех, это почему это?

Ботаник: Потому что тут получается тот же самый парадокс, как и с утверждением: «я всегда вру».

Алкоголик: В то, что ты всегда врешь, я верю охотно, а парадокс-то в чем?

Ботаник: Если я всегда вру, значит, и это мое утверждение тоже является ложью, а значит, я вру не всегда )))

Алкоголик: Хех, прикольно. И как это связанно с просветлением?

Ботаник: Одно из важнейших условий наличия просветления — это абсолютный покой ума и полное отсутствие каких-либо суждений. Но когда человек говорит: «я просветлённый», он высказывает суждение и, следовательно, тем самым доказывает обратное. Но и отсутствие озвученных суждений тоже не может служить доказательством просветленности, ведь человек внутри своего ума может иметь сколько угодно суждений и просто их скрывать, не озвучивая вслух. Также и заявления других людей о том, что этот человек дескать является просветлённым, тоже не могут служить основанием для признания сего факта, как доказанного. Ведь простые люди очень часто любят принимать желаемое за действительное, а истинно просветлённый человек никогда не выскажет суждения о другом человеке. Получается парадоксальная ситуация, как с котом Шредингера: человек одновременно является и просветлённым, и не просветлённым.

Алкоголик: Подожди, подожди… До кота вроде все было, хоть и весьма запутано, но понятно. Но что это ещё за кот такой и зачем ты его сюда приплел?

Ботаник: Парадоксом кота Шредингера называется мысленный эксперимент, когда в один ящик кладут кота и ампулу с ядовитым газом. Потом ящик закрывают и бьют по нему молотком. Вероятность того что ампула после удара разобьётся равна 50 на 50. А следовательно, до тех пор пока ящик закрыт и мы не можем заглянуть внутрь ящика, кот для нас является одновременно и живым, и мертвым.

Алкоголик: Блин, вот я всегда говорил, что все ученые — живодёры. И какие из этого надо сделать выводы?

Ботаник: Для всех окружающих любой человек является одновременно и просветлённым, и не просветлённым )))

Алкоголик: И я тоже?

Ботаник: Ага.

Алкоголик: Ха! Секи братва, я просветлённый на писят процентов!

Кто-то из ларца: Ясен пень… Попей с твоё…

Алкоголик: Слушай, тогда я вообще нифига не понимаю, о чем тогда вообще базар… Все исусы,будды,кришны,ёги, получается, точно такие же коты этого самого Швондера?

Ботаник: Это не так, но ты имеешь право так думать.

Алкоголик: И какой смысл тогда читать все эти книжки, если в любом случае результат будет 50 на 50?

Ботаник: Плесень, что растет под полом в темноте, не становится меньше и не перестаёт быть плесенью от того, что её не видно.

Алкоголик: Не понял, это ты к чему?

Ботаник: Смысл просветления не в том, чтобы добиться каких-то особых результатов, о которых будут знать, верить или говорить другие люди. Смысл просветления в том, чтобы не быть плесенью для самого себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *