Не моё Всё Моё

Девочка с небес

— Теперь я понимаю почему, чтобы пробудить чувства, надо двигаться. – Задумчиво и, в то же время, с радостью в голосе сказал Лео. – Сердце – оно как парус, когда стоит на месте, то ему необходимо ждать залетного ветерка. А когда начинаешь двигаться, то парус начинает сам ловить ветер чувств.

— Да, Лео, так и есть. – Согласилась Мия, но, немного подумав, добавила. – Только, чтобы чувства в тебе ожили, хи, совсем не обязательно носиться, как угорелому, туда-сюда. Чтобы пробудить чувства, можно и просто танцевать на одном месте, никуда не бегая. И даже телом танцевать не обязательно. Можно просто запустить свою мысль в небо, танцуя вальс со звездами, и испытать при этом потрясающие чувства.

Лео немного помолчал, потом посмотрел на небо и глубоко вздохнул:

— Эх, смотрю я на звезды, смотрю… и понимаю теперь, что смотрю-то я на самом деле вовсе не на звезды. Я смотрю на звездный свет, заблудший в Небесах, а самой той звезды может уже и нет вовсе… может она уже давно сгорела и потухла, а свет ее до сих пор живет в Небесах. Теперь я понимаю, что имеют в виду те, кто говорит о бессмертии души.

— На самом деле, Лео, на этом свете вечно живут не только чувства. На этом свете вообще ничто никогда не умирает. Все части мира, как и чувства, просто меняют свою форму или цвет. Вот лежал камушек на вершине горы, лежал, лежал, а потом – бах – его разбили на кусочки. Но камень-то ведь не умер. Камень стал львом.

— Да уж… — Задумчиво отозвался Лео. – А ведь тогда, когда меня схватило это железное чудище, я жутко испугался. А когда меня начали дробить на мелкие кусочки – я думал, что это вообще конец. А теперь… теперь, оглядываясь назад, я думаю, как здорово, что все случилось именно так, как случилось. Как здорово, что я познакомился с тобой. Получается, что камень жить-то по-настоящему начал только после того, как умер… чудеса!

— Хи, а представь, что однажды в парк опять приедет очередное железное чудище, погрузит статую льва в машину и опять увезет неизвестно куда. И что ты теперешний потеряешь? – Да, ничего. Ты просто потеряешь свое привычное место обитания. Хи, и что-то мне подсказывает, что если такое случится, то ты, недолго думая, сразу найдешь себе какой-нибудь новый камешек и опять в нем поселишься.

— Почему ты так думаешь?

— А потому что тебе, Лео, пока еще страшно быть свободным… свободным на полную катушку… без всяких привязанностей. Свобода… полная свобода без всяких ограничений – она всегда пугает по-первости. И поэтому каждая зверушка, что случайно выпрыгнула однажды из-под своего камушка или из норки, опять спешит туда вернуться… из страха и по привычке. А бояться-то на самом деле нечего… чего бояться-то, если ничто никогда не умирает, ни душа, ни тело, ни мысли…

— И мысли тоже не умирают?

— Конечно, Лео. Помнишь, я тебе рассказывала про океан рыбок с ответами на все вопросы. А откуда они там, в океане, по-твоему, берутся?

— Не знаю.

— Мы их туда и запускаем, Лео. Эти рыбки и есть наши мысли. Только эти мысли тоже, как и чувства, не совсем наши. Они, так же как и чувства, живут в океане Небес сами по себе. Разница только в том, что чувства притягиваются к нашему сердцу, а рыбки мыслей заплывают к нам в голову. Хи, заплывают на время, а мы на них любуемся, думая, что мы их думаем.

— И тоже, как и чувства, приукрашиваем, да?

— Ага. Кто-то приукрашивает, а кто-то наоборот – марает… всякое бывает…

Лео опять ушел в глубокую задумчивость. Долго-долго молчал, а потом промолвил с сомнением в голосе:

— Хм… чувства не мои, мысли не мои… так мы с тобой дойдем и до того, что и тело это тоже не мое…

— Хи.

— Что ты хихикаешь? Говори, что хочешь, но тело у меня не отбирай. Пусть у меня хоть что-то свое останется-то.

— Пусть. – Спокойно ответила Мия, пожав плечами. – Но зачем тебе надо цепляться за эту малость?

— Почему за малость? У меня тело поболее некоторых будет. – Лео гордо скосил глаза на хрупкое тело девочки.

— Это не мое тело. То есть, это мое тело, но это… то, что ты видишь, это только маленькая… малюсенькая-прималюсенькая часть моего настоящего тела. А мое настоящее тело – это весь мир.

— Как… кхм… весь мир?!!! – Поперхнулся Лео. — Не… ну, всякое я от тебя слышал, но ТАКОЕ?!!!

— А что тебя опять смущает, Лео? Душа общая – ты согласился. Мысли – тоже общие. А почему мир не может быть нашим общим телом?

— Ну, как почему… Потому что своим телом я могу управлять, а миром я управлять не могу. Мир существует сам по себе. Не знаю, управляет ли им бог, но я точно не управляю. И что это за собственность такая, которая мне неподвластна?

— Хи… еще недавно, Лео, тебе неподвластно было и твое теперешнее тело. Ты был неподвижным камнем, а теперь ты сильный и быстрый лев. Что изменилось с тех пор?

— Ну, ты освободила меня при помощи своих уловок… научила двигаться и владеть своим телом…

— Тебе опять нужна моя уловка?

— Ты о чем?

— О том, чтобы освободить тебя от малости и сделать владельцем всего мира. Тебе опять нужна моя уловка? А сам ты этого не можешь сделать? Может, хотя бы попытаешься?

Все боги живут здесь

- “Не моё Всё Моё

  1. Пока еще трудно представить эту неограниченную свободу. Но это ведь дело практики, да? Часто сбивает с толку, пугает и, как следствие, заставляет искать привычную «норку» недопонимание того, что происходит с тобой. Ведь в учебниках физики об этом не пишут. Увы.

  2. Старая добрая практика «Почувствуй себя богом за пять дней»:
    — Скажи, а что это было три дня назад, когда ты заявил, что являешься богом?
    — Понимаешь, когда я говорю, что являюсь богом, это бог, на самом деле, является мной…
    — Но ведь от перестановки слагаемых сумма не меняется!
    — Но я то говорю не о слагаемых, а о точке зрения…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *